Вы сейчас читаете:
Журнал №3-2014
¹3(59-224)

Î ñòûäå
W Íå îáîðâàòü áû ñîâåñòè ñïàñèòåëüíóþ íèòü
W Âñåãäà åñòü øàíñ íà îñîçíàíèå ãðåõà
W Âåðíèñü ê èñòîêàì ÷èñòîòû

Пусть Бог благословит все ваши благие начинания так, чтобы
вы и дальше могли нести в людские души светлое, доброе и вечное.
Блаженнейший Митрополит Владимир, Предстоятель
Украинской Православной Церкви

ÎÒÌÈÐÀÞÙÅÅ ×ÓÂÑÒÂÎ
Раньше, в Советском Союзе, секса не
было, а сейчас у нас есть все: оголенные тела
на обложках газет и журналов, пошлятина на
телеэкранах, в интернете. Все перевернулось
с ног на голову: что такое хорошо, что такое
плохо? То, что испокон веков было недопу
стимым, сейчас в порядке вещей. Критерии
морали размыты. Даже церковь подталкива
ют к пересмотру заповедей, к толерантности
по отношению к извращенцам. К оправданию
патриотически сознательных убийц.
Раньше у многих из нас не было возмож
ности Богообщения, но был кодекс строите
ля коммунизма — те же заповеди, были не
писаные правила поведения, которые если
кто то и нарушал, то подвергался осуждению
окружающих.
Сейчас все мы, или почти все, православ
ные. Но парадокс заключается в том, что ве
рующих людей стало больше, а порядочных
меньше. А впрочем, это мое личное мнение.
Может, те самые критерии виноваты? Мо
жет, устарели они, а вместе с ними и безна
дежно устарел и я, пятидесятилетний?
Лет двадцать назад встретился с люби
мым учителем. Он начал расспрашивать, что
да как, в том числе и в материальном плане.
Я поначалу спускал на тормозах эти вопро
сы, а потом, устав лукавить, брякнул откро
венную глупость: «Да я богатый». В том
смысле, что работаю во всесоюзной газете,

много работаю, хорошо зарабатываю и осо
бых материальных проблем не испытываю.
Поняв, что сказал не то, добавил, причем со
вершенно искренне, что испытываю нелов
кость, приезжая на встречу выпускников. Не
у всех сложилось, не все могут даже прилич
но одеться, потому стыдно, что у меня все на
столько хорошо. Стараюсь мобилку подаль
ше спрятать, одеться как то попроще, чтобы
никого не смущать. Сказав это, я скосил
взгляд в угол и осекся. На вешалке висела
куртка Заслуженного учителя Украины, зас
лужившего у государства достойного отноше
ния к себе гораздо больше, чем я. В той бо
лоньевой куртке он ходил, когда я еще учился
в школе.
Сейчас быть успешным на фоне нищих со
граждан не стыдно; не стыдно, если папа при
строил чадо в университет не по знаниям, а по
блату. А дать взятку — просто отблагодарить,
и взять в долг, а потом «отморозиться», ста
ло почему то не страшно.
Человечество грешило всегда, грешит и
грешить, увы, будет. Беда в том, что мораль
ная планка очень быстро сползает. Многие
грехи переходят в разряд мелких. Не знаю,
как вы, а я периодически ловлю себя на том,
что отмахиваюсь от угрызений совести. Молю
Бога, чтобы мне не удалось однажды с ней
«договориться».
Þðèé ÊÓËÈÁÀÁÀ

ÏÎÄÏÈÑÊÀ
ÍÅ ÇÀÊÀÍ×ÈÂÀÅÒÑß ÍÈÊÎÃÄÀ
Îôîðìèòü çàêàç ìîæíî ñ ëþáîãî ìåñÿöà â ëþáîì îòäåëåíèè ñâÿçè

ПОДПИСНЫЕ ИНДЕКСЫ:
ãàçåòà «ÍÀ×ÀËÎ
— 21758
ÍÀ×ÀËλ»
«ÍÀ×ÀËÎ
— 90089
ÍÀ×ÀËλ» (òîëñòóøêà)
äåòñêèé æóðíàë « ÁÎÃÄÀÍ
ÁÎÃÄÀÍ»» — 01614
¹3(59-224) Î ñòûäå W Íå îáîðâàòü áû ñîâåñòè ñïàñèòåëüíóþ íèòü W Âñåãäà åñòü øàíñ íà îñîçíàíèå ãðåõà W Âåðíèñü ê èñòîêàì ÷èñòîòû
Пусть Бог благословит все ваши благие начинания так, чтобы вы и дальше могли нести в людские души светлое, доброе и вечное. Блаженнейший Митрополит Владимир, Предстоятель Украинской Православной Церкви ÎÒÌÈÐÀÞÙÅÅ ×ÓÂÑÒÂÎ Раньше, в Советском Союзе, секса не было, а сейчас у нас есть все: оголенные тела на обложках газет и журналов, пошлятина на телеэкранах, в интернете. Все перевернулось с ног на голову: что такое хорошо, что такое плохо? То, что испокон веков было недопу стимым, сейчас в порядке вещей. Критерии морали размыты. Даже церковь подталкива ют к пересмотру заповедей, к толерантности по отношению к извращенцам. К оправданию патриотически сознательных убийц. Раньше у многих из нас не было возмож ности Богообщения, но был кодекс строите ля коммунизма — те же заповеди, были не писаные правила поведения, которые если кто то и нарушал, то подвергался осуждению окружающих. Сейчас все мы, или почти все, православ ные. Но парадокс заключается в том, что ве рующих людей стало больше, а порядочных меньше. А впрочем, это мое личное мнение. Может, те самые критерии виноваты? Мо жет, устарели они, а вместе с ними и безна дежно устарел и я, пятидесятилетний? Лет двадцать назад встретился с люби мым учителем. Он начал расспрашивать, что да как, в том числе и в материальном плане. Я поначалу спускал на тормозах эти вопро сы, а потом, устав лукавить, брякнул откро венную глупость: «Да я богатый». В том смысле, что работаю во всесоюзной газете, много работаю, хорошо зарабатываю и осо бых материальных проблем не испытываю. Поняв, что сказал не то, добавил, причем со вершенно искренне, что испытываю нелов кость, приезжая на встречу выпускников. Не у всех сложилось, не все могут даже прилич но одеться, потому стыдно, что у меня все на столько хорошо. Стараюсь мобилку подаль ше спрятать, одеться как то попроще, чтобы никого не смущать. Сказав это, я скосил взгляд в угол и осекся. На вешалке висела куртка Заслуженного учителя Украины, зас лужившего у государства достойного отноше ния к себе гораздо больше, чем я. В той бо лоньевой куртке он ходил, когда я еще учился в школе. Сейчас быть успешным на фоне нищих со граждан не стыдно; не стыдно, если папа при строил чадо в университет не по знаниям, а по блату. А дать взятку — просто отблагодарить, и взять в долг, а потом «отморозиться», ста ло почему то не страшно. Человечество грешило всегда, грешит и грешить, увы, будет. Беда в том, что мораль ная планка очень быстро сползает. Многие грехи переходят в разряд мелких. Не знаю, как вы, а я периодически ловлю себя на том, что отмахиваюсь от угрызений совести. Молю Бога, чтобы мне не удалось однажды с ней «договориться». Þðèé ÊÓËÈÁÀÁÀ ÏÎÄÏÈÑÊÀ ÍÅ ÇÀÊÀÍ×ÈÂÀÅÒÑß ÍÈÊÎÃÄÀ Îôîðìèòü çàêàç ìîæíî ñ ëþáîãî ìåñÿöà â ëþáîì îòäåëåíèè ñâÿçè ПОДПИСНЫЕ ИНДЕКСЫ: ãàçåòà «ÍÀ×ÀËÎ — 21758 ÍÀ×ÀËλ» «ÍÀ×ÀËÎ — 90089 ÍÀ×ÀËλ» (òîëñòóøêà) äåòñêèé æóðíàë « ÁÎÃÄÀÍ ÁÎÃÄÀÍ»» — 01614